Вторник
2018-10-23
9:58 PM
Приветствую Вас Гість
RSS
 
Сайт української творчої молоді
Главная Регистрация Вход
Каталог публікацій »
Меню сайта

Категории каталога
Поезія [22]
Проза [8]
Публіцистика [0]
Гумор [0]
Неформат [5]

Наш опрос
Чи подобаеться вас новий дизайн сайту?

[ Результаты · Архив опросов ]

Всего ответов: 35

Главная » Статьи » Проза

Можливо, це помилка.... АЛЕ....
…Битый час я стояла на таможенном осмотре. Боже, да что там надо такого перевозить, чтоб так задерживать очередь?

Чартерный рейс «Киев – Амстердам – Киев» вылетал с Борисполя в 15.45. Добросовестный таможенник осматривал меня и мои вещи:
- Наркотики перевозите?
- Да. – С серьезным видом сказала я.
- Оружие?
- Да.
- Государственные ценности без документов?
- Да. – Толпа наблюдала за бесплатным цирком, ожидая, чем закончиться добросовестное признание «милой» девушки.
- Ух ты! – Выдохнул таможенник. – А можно с вами сфотографироваться?

Обстановка разрядилась. Недовольно гудевшая толпа, теперь покатывалась со смеху. Совсем еще молодой, работник аэропорта, смущенно улыбнувшись, пропустил меня к выходу № 13.
- Ты больше так не шути, дочка, - ко мне подошел седой дядька лет шестидесяти, помогая мне надеть на плечо сумку. – А то, сделаешь наследника – контрабандистом!

В животе оживленно забарабанили ногами в знак согласия. Уф!! Восьмой месяц – это вам не хухры-мухры!
- Спасибо, а то сама бы не справилась.
- На здоровье, дочка. - Мужчина поправил фуражку и бодро зашагал в сторону выхода.
- Катерина! Дорогая! Вы уже в самолете? – Как всегда звонка телефона не был услышан, и голос я услышала из наушника, который находился на своем привычном месте – в ухе. Гарнитура еще никогда меня не подводила.
- Да, милый. Мы вылетаем через 20 минут. – Я поправила сползшую шлейку джинсового комбинезона. – Тебе наши юные контрабандисты привет передают. Жди меня в аэропорту через часа 2-2,5.
- Да, любимая, конечно дорогая… - Слышалось в ответ.
- До встречи! Целую! – Я положила трубку.

Родители и Алена провожали меня до аэропорта. Перед самим их отъездом Ленка сунула мне в руки медальончик:
- Он поможет легче перенести роды. Поверь мне, - да уж, кому-кому, а вот Ленке стояло верить на все сто процентов. Мать замечательных близняшек.

Не хотелось мне рожать в дали от родины, но… Какая разница? Я там буду не одна. С мужем… Как сладко выговаривать! Эта проблема долго стояла на пути у нашего счастья. Его гражданство, мое гражданство, страна, в которой мы собирались жить… Все решили, все перебороли. Теперь одна цель – не родить в самолете. И долететь до Амстердама в добром здравии.

В теплом, мягком кресле рядом с иллюминатором я уселась как королева. Соседом оказался молодой парень лет 25-26. Он с интересом разглядывал мой живот, стараясь делать это в моменты, когда я, по его мнению, ничего не вижу.
- Девушка, простите, - робко сказал парень, наверняка кляня себя за начатый разговор. – А вы замужем?
- А вы как думаете? – Я решила поиграть с парнем в «угадайку».

Он как-то странно улыбнулся.
- Думаю, нет. – Мне аж интересно стало.
- Ваши доводы?..
- Во-первых, - начал загибать пальцы парень. – У Вас на пальце нет обручального кольца, во-вторых, а это самое главное: одна - и с таким «богатством». – Он показал рукой на мой немаленький животик.

Нас прервали. Пристегнуть ремни…
- Уважаемые пассажиры, мы приветствуем Вас на борту самолета Боинг 747, который следует чартерным рейсом Киев – Амстердам – Киев… - Я дальше не слушала.
Мне странно знакомы были черты лица парня. Боже, ну где я его видела?!

Когда самолет взлетел, и можно было более менее нормально говорить, он вновь обратился ко мне:
- Ну, так как, опровергать мои доводы будете? – парень заглянул мне в глаза.
- Буду. – Я достала левую руку. – Вот мое обручальное кольцо. Там где я теперь буду жить, носят его именно так. А муж ждет меня в Амстердаме, на всякий случай с каретой скорой помощи. Опровергла?
- Да. Удовлетворен. – И тут я вспомнила, где видела его раньше…
- Молодой человек, раз мы соседи на 2 часа, то, может, познакомимся? – Я решила перестраховаться.

«Кэт, если мы потеряем друг друга, не известно по какой причине, знай, я всегда тебя узнаю. И найду, чтобы вернуть». Я тряхнула головой, отгоняя наваждение.

- Меня зовут Евгений. Евгений Пасечный. – Он протянул правую руку, чтоб поприветствовать меня по всем правилам. На безымянном пальчике сияла золотая полоска кольца.
- Екатерина. Екатерина Калюжнич. – Я протянула руку для пожатия. Но вместо пожатия, парень руку поцеловал.
- Ты, все-таки, носишь мое кольцо, Кэт. – Мое сердце, екнув, упало куда-то в пятки, стараясь поглубже зарыться в махровые носки.
- Да, Пчелка, ношу.
- А я по-прежнему ношу твой талисман. Вот он. – Парень достал за цепочку кругляш медальона, на котором с одной стороны нарисована пятиконечная звезда, а с другой нацарапано ржавым гвоздем: «В нем - я».
- Пчелка, ты всегда был фетишистом, хотя всегда это же отрицал. – Женя открыл маленький замочек на талисмане.
- Вот главное богатство, которое хранится у меня на шее уже семь лет. – Там лежала маленькая тоненькая косичка с семи волосков, которые были ему подарены мной.
- Ты слишком поздно меня нашел… Я… Видишь? – Я показала на живот, - Близнецы. Будут. Наверное… Да и ты, вижу времени зря не терял… - Кивая головой на золотое кольцо. – Тем более, ты не посмеешь бросить эту девушку.
- Но, Кэт… - Попытался возразить Женя. – Я люблю, до сих пор, люблю тебя! – Он так громко это крикнул, что люди, сидевшие от нас за три кресла – оглянулись.
- Я тоже. Но знаешь, все-таки, проще любить воспоминания, чем живого человека.

Мы сидели молча, каждый думал о своем.
- Пчелка, а куда ты едешь? – Спросила я. Чисто из вежливости.
- К жене. Переезжаю. В Роттердам. – Женя наклонил голову, скрывая глаза, на которые навернулись слезы.
- КУДА?! – Мне показалось, что судьба надо мною издевается. - А жену твою не Аалией зовут? – Женя удивленно поднял глаза. – А фамилия – не Мирзоева?
- Откуда ты знаешь? – В глазах – смятение, в руках – дрожь.
- Только не смейся. Это родная сестра моего мужа. Нас сегодня будут представлять официально семье, как новых ее членов.

От волнения мне захотелось холодной воды или на крайний случай – хотя бы соку. Я встала, разминая затекшие за полтора часа ноги.

Острая боль пронзила меня внизу живота. Вскрикнув, я упала обратно в кресло. Женя поднял такой крик, что прибежали обе стюардессы.
- Воды отошли!! – надрывалась одна.
- Yes. – Она повернулась в мою сторону. - How do you feel?! – Она, что - слепая? Как я себя чувствую?! Да никак!! Сейчас рожать буду! - A doctor in the way! – Да мне по фигу, что он в пути! Кто роды принимать будет?! – BREATHE! Deeply breathe! ОК.

Вот умная какая! Дыши ей! От боли хотелось громко, по-домашнему выругаться! Секунды три подумав, решила не омрачать такой светлый миг рождения отборным русским матом.

Между схватками было уже 15 секунд. Каждые 15 секунд прилив жуткой боли внизу живота.
- Вы - муж?! – громко кричала стюардесса Пчелке. Он как китайский болванчик быстро замотал головой. – Так не стойте столбом!
Вокруг все носились как угорелые. Пассажиров успокоили, попросив не вставать со своих мест пока самолет не долетит до Амстердама. Благо лететь осталось минут 20.

Родила быстро. Двоих здоровых малышей. Доктор прибежал вовремя. Что-то очень быстро рассказывая мне на голландском, доктор пытался меня успокоить.

Врач отдал одного, а затем другого малыша в руки «молодого папочки» Жени. Тот радовался этим двум кричащим комочкам, как сахарной конфете на палочке.
- Это могли быть мои дети… Это моги быть мои дети… - Только и приговаривал Пчелка, а по щекам котились чистые хрустальные слезы. Стюардессы, перепеленав младенцев, положили их мне на грудь. Дети, услышав мамин запах, прильнули к пока еще пустой груди и весело зачавкали.
Я, от изнеможения, даже плакать не могла. Могла только смотреть и держать эти два чуда у себя на руках. Парень и девчонка.

…А через несколько минут мир померк у меня перед глазами…

Я пришла в себя в светлой больничной палате. На тумбочке в вазе стояли тюльпаны вперемешку с ромашками и васильками. Оригинальное соединение. О! Если я язвлю, соответственно, я существую. А еще мне дико хочется воды. В самолете попить так и не дали.

На стуле, наклонив голову, спал Руслан. Когда я позвала его, он чуть с того стула не упал:
- Катерина? Катюшечка… - Он подошел к койке и нежно меня обнял. – Я люблю тебя. Люблю-люблю-люблю. – Шептал он мне.
- Я тебя – тоже. – Прошептала я, прекрасно осознавая, что это неправда…

P.S. Через два дня меня выписали с больницы. А на третий – было официальное представление родственникам. Муж, смеясь, рассказывал, что его в палату не пускали. Он не мог доказать, что он мой муж. Там говорили: «У этой женщины в палате сидит один муж! Как еще один? Не может быть!» - показывая на зятя.

Я и Пчелка договорились говорить, что познакомились в самолете, друг друга раньше и в глаза не видели. Под одной крышей живем уже четвертый месяц. Я не могу смотреть, как его обнимает другая женщина.
Так же я осознаю, что не люблю Руслана. Это просто большая благодарность, но никак не любовь. Мы переезжаем в поселок Дордрехт.

В маленький домик, рядом с тюльпанным полем…Мне надо любить и воспитывать детей.

Категория: Проза | Добавил: Femida (2006-06-12) | Автор: Femida
Просмотров: 586 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/2

Всего комментариев: 3
3  
biggrin

2  
Я даже заплакала...

1  
Жизненно... smile

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

    LitAngels 100х100

Статистика


Copyright MyCorp © 2018
Хостинг от uCoz